Ваш город:
Нейрореабилитация: что сегодня возможно

Нейрореабилитация: что сегодня возможно

Автор изображения: Сибмеда

Врач-невролог – о передовых технологиях в нейрореабилитации

Нейрохирургия в нашем веке достигла небывалых высот. Врачи оперируют и спасают людей с тяжёлыми неврологическими патологиями, повреждениями головного и спинного мозга. Однако их усилия смогут обеспечить максимальный результат только в том случае, если так же эффективно будет проходить второй этап – нейрореабилитация.

Нейрореабилитация в нашей стране развивается на базе федеральных центров, так как это направление очень дорогостоящее. Специализированные отделения, центры можно пересчитать по пальцам. Между тем, от реабилитации после мозговых катастроф (операций, инсультов, травм) зависит очень много – в частности то, в какой степени пациент сможет вернуть себе качество жизни.

Рассказать о современных методиках реабилитации Sibmeda попросила Марину Первунинскую, врача-невролога клиники «РЖД-медицина».


– Прежде всего, хотелось бы обозначить круг заболеваний, после которых пациентам необходима качественная реабилитация.

– Их достаточно много. Инсульты, травмы, поражения и воспаления спинного мозга, опухоли головного и спинного мозга, повреждения периферической нервной системы, полинейропатии различного происхождения и другое.

– Кто проводит реабилитацию таких пациентов?

– Вокруг реабилитации всегда много «мифов» о чудодейственных целителях или способах. В нашем нейрохирургическом центре отношение к реабилитации после серьёзного нейрохирургического вмешательства или после мозговой «катастрофы» в виде инсульта или травмы – это всегда междисциплинарный подход. Врачебный тандем принимает участие в реабилитационном курсе, который, как правило, проходит в течение 20-25 дней.

Нейрореабилитация – всегда индивидуальный процесс, выстаиваемый бригадой разных специалистов. Кто в неё входит? Прежде всего, врач-невролог, который оценивает неврологический дефицит пациента, оперировавший нейрохирург, а также специалисты ЛФК, физиотерапевты, иглорефлексотерапевты и другие.

– Когда лучше начинать реабилитацию?

– Тайны мозга ещё не полностью изучены наукой. Но, мы, врачи, знаем, что если мозгу пациента, даже находящегося без сознания, подавать сигнал, что человек уже ходит, то происходят удивительные вещи: казалось бы, обречённые пациенты, у нас в клинике демонстрируют чудеса исцеления. В ряде случаев мы делаем это в первые часы после операции. Пациент лежит в реанимации, он ещё без сознания, а мы уже надеваем ему тренажёр «ботиночки» – имитатор подошвенной нагрузки, стимулирующий опорные точки и имитирующий ходьбу, чтобы наиболее рано начать восстановление.

Есть прикроватные тренажёры, которые не требуют активности от пациента. Если он в коме или лежит с травмой спинного мозга – ему можно надеть специальные педали, которые будут крутить его ноги. 


Это, не только профилактика контрактур и пролежней, а уже ранняя нейрореабилитация, так как по афферентным путям мозг пациента получает сигнал, которые активизируют внутренние резервы организма, что увеличивает прогноз на успех реабилитации.

– Можно ли считать такие тренажёры «золотым стандартом» современной нейрореабилитации?

– Занятия на аппаратах с биологической обратной связью, действительно, признаны на сегодняшний день наиболее эффективными. В чём их преимущество? В том, что пациент несколько абстрагирован от выполняемой задачи. Ему не нужно прикладывать силу, чтобы сделать упражнение – «умные» тренажёры подстраиваются под его возможности и вовлекают в физическую активность, часто с помощью игрового компонента.

Программа измеряет индивидуальные параметры пациента, его возможности и выдаёт ему игровые задания. Он начинает выполнять тот объём движений, который может: участвует в игре, делает манёвры – перекладывает шары или едет по трассе, у него возникает мотивация «выиграть». И всегда программа, точно оценивая возможности пациента, даёт ему чуть больше его дефицита, постепенно восстанавливая потерянные по вине болезни двигательные навыки.

РЖД-Медицина

– Какие аппараты и тренажёры из этого ряда есть в вашем арсенале?

– Для пассивной реабилитации – прикроватные тренажёры, которые могут доставляться в операционные, реанимацию, в палату к больному. Кроме того, у нас есть отдельный зал с тренажёрами, в котором занимаются люди, которые уже могут вставать с постели.

«Умные» тренажёры делают занятия максимально комфортными для пациентов и врачей. Они не только обеспечивают двигательную активность, но выстраивают для пациента индивидуальную программу реабилитации и во время занятий контролируют все его показатели – пульс, давление и прочее.


Мы активно используем комплекс с магнитным стимулятором, причём как для реабилитации, так и для диагностики. Это новейшие технологии, которые во всём мире признаются как передовые. Прежде, чем приступить к реабилитации, нам важно понять потенциал пациента – до какой степени возможно восстановление в его случае? Так вот комплекс с магнитным стимулятором позволяет нам посмотреть целостность пирамидного тракта: мы стимулируем участок коры головного мозга, снимаем потенциал действия с мышц и оцениваем.

РЖД-Медицина

Есть тренажёр для пациентов с нарушением ходьбы и координации движения. Эта платформа для тренировки баланса. Человек встаёт на неё, фиксируется и начинает выполнять игровые задания, приводя платформу в движение.

– Кто может попасть к вам на реабилитационный курс?

– Любой пациент, имеющий неврологический дефицит. Мы работаем по ДМС, а также оказываем услуги на платной основе всем желающим компенсировать неврологический дефицит.

Мотивация, на самом деле, во многом обеспечивает благоприятный прогноз. Когда человек не желает, занимается против воли – всё работает не так эффективно.


Начинается всё с консультации невролога, до обследований, если нужно, а после выявления причин дефицита мы прописываем программу реабилитации и приглашаем пациента в наш стационар. В ряде случаев, на дневной стационар.

– Достаточно ли занятий на тренажёрах для реабилитации?

– В этом вопросе важен комплексный подход. Занятия на тренажёрах, ЛФК, массаж, иглорефлексотерапия могут сочетаться с другими методиками. Например, ряд неврологических патологий мы можем корректировать с помощью инъекций ботулотоксинов. Если человек не может справиться с какими-то ограничениями в движении из-за спастики – инъекции ботулотоксинов будут эффективны.

РЖД-Медицина

– Как проводится оценка результатов?

– Оцениваем неврологический дефицит перед поступлением и после – это довольно серьёзный, трудоёмкий процесс. Всегда перед началом реабилитации мы устанавливаем цели, и важно сделать это правильно. Иногда пациенты теряют надежду, записи с компьютеров аппаратов позволяют доказательно показать, что процесс идёт в сторону улучшения, хотя внешне это не очень очевидно, даже самому пациенту. Это позволяет вернуть веру в возможность улучшения качества жизни.

Поэтому, после диагностики мы озвучиваем пациентам или их родственникам объективные цели: кого-то мы можем научить сидеть, кого-то – стать активными в пределах квартиры. Ведь, к сожалению, серьёзные повреждения нервной системы остаются, на сегодня, не всегда перспективными для полного восстановления, даже с применением всех тех технологий, о которых мы сказали.

Для нас и наших пациентов даже маленький результат имеет большое значение. Если человек сам стал передвигаться по квартире без помощи своих родственников – то это уже большой объём проведённых мероприятий и значительный успех.


– Есть ли противопоказания к нейрореабилитации?

– Если по данным наших приборов изначально нет никакой динамики – мы честно сообщаем об этом пациентам. Также, к сожалению, не могут проходить комплексную реабилитацию люди с деменцией, злокачественными образованиями. Как и в других медицинских услугах для занятий на тренажерах с биологически обратной связью тоже есть ряд противопоказаний – обо всём этом мы говорим на консультации.

Сибмеда

– Можно ли сказать, что тот подход, который вы применяете, является общепризнанным, традиционным для всего мира?

– У нас современные врачи, имеющие зарубежные стажировки, оборудование и методы также представляют такую нейрореабилитацию, за которой будущее. Мы продолжаем развиваться и имеем планы на будущее. Потому что объёмы хирургической помощи у нас сегодня впечатляющие, и нужно, чтобы пациенты не оставались без внимания после оперативного лечения.

Сибмеда


Автор статьи: Марина Кучеренко

Рейтинг:
13 оценок

« Вернуться к списку

Оценить материал

Комментарии 0
Подписаться на комментарии
Добавить комментарий