Ваш город:

Психолог Наталья Балацкая: «Люблю жить и живу! В этом году мне будет 50. 5:0 в мою пользу»


Психолог Наталья Балацкая: «Люблю жить и живу! В этом году мне будет 50. 5:0 в мою пользу»
Источник изображения: личный архив Н. Балацкой

Гемодиализ и пересадка почки – личный взгляд

Бывает, что человек попадает в ситуацию, когда он вынужден бороться просто за то, чтобы вести привычный образ жизни. Наталья Балацкая совершенно неожиданно в молодом возрасте серьёзно заболела.

Постоянно плохое самочувствие, пожизненная зависимость от процедуры гемодиализа*, финансовые проблемы, невозможность жить полноценной жизнью, работать и путешествовать – такие перспективы открывались перед ней. Но она хотела жить по-другому – быть полезной, растить сына, посмотреть мир. Это было возможным только в случае пересадки донорской почки. И Наталья решалась на сложную операцию, причём дважды. О том, какой путь ей пришлось пройти, чтобы вернуться к «обычной» жизни, Наталья Балацкая рассказала порталу Sibmeda.

– Наталья, как так получилось, что вы стали пациенткой гемодиализа? В каком возрасте это произошло?

– Это произошло в возрасте 30 лет. До этого у меня ничего не болело. Здоровье было отличное. Никаких хронических заболеваний. Вообще в больницу ходила крайне редко и по пальцам посчитать можно. До сих пор загадка, что случилось. Мои предположения – психосоматика. Буквально за полгода стало ухудшаться моё самочувствие. Рост давления, головные боли, отеки, тошнота, слабость, пропал аппетит… В заключение, как вердикт – гемодиализ!

личный архив Н. Балацкой

– Как это повлияло на ваш образ жизни, занятость? Что пришлось поменять в жизни? Сложно ли было привыкнуть к новому ритму?

– Образ жизни поменялся, безусловно. Во-первых, физическое состояние не давало возможность быть жизненно активной. Надо сказать, что диализ тех лет категорически отличался от нынешнего. Качество было совершенно другое. Во-вторых, по времени посещение гемодиализа занимало большую часть рабочего времени: через день по 4 часа плюс время на дорогу, то есть это практически рабочий день.

Возникает вопрос: какому работодателю нужен такой сотрудник? Поэтому мне пришлось поменять сферу деятельности. Конечно, это сказалось на финансовом состоянии, а мне нужно было ещё поднимать ребенка.

К тому же, деньги нужны были на диализ. Я не сразу попала в Областной диализный центр, так как не было мест. Поэтому через день нужно было платить по 2 150 рублей. А пенсия моя месячная была около 600 рублей, алименты не получала – так сложилось. Выручали родственники и друзья. Даже когда попала в Областную больницу, около года расходники (фистульные иголки, магистрали, диализаторы) покупала сама, а это около 1000 рублей через день.

Это всё негативно сказалось на моём психологическом состоянии: нелюбимая работа, материальная зависимость, невозможность отдохнуть и другие аспекты, снижающие качество жизни, их можно ещё перечислять.

Привыкнуть к новому режиму жизни, качеству жизни очень сложно. Я бы тот отрезок своей жизни назвала существованием, несмотря на мой характер, темперамент, жизнелюбие. Я не жила, а выживала.


Первый раз я была на диализе два года, а после первой донорской почки находилась на гемодиализе два с половиной года.

– Сразу ли стали думать о пересадке почки, или эта мысль пришла через какое-то время? Сложно ли было решиться на операцию?

– Как только я узнала о возможности донорской почки, сразу стала на очередь. Конечно, главную роль в принятии мной этого решения сыграли врачи. Они дали мне эту информацию, рассказали о рисках, о том, что зависит от них, что от меня, а что не зависит не от меня и не от них.

Я очень благодарна отделению трансплантации Областной клинической больницы. Первую почку мне оперировал Александр Юрьевич Быков, он тогда ещё не был заведующим. Решиться на операцию было не сложно, поскольку я очень тяжело переносила гемодиализ и готова была сбежать хоть куда.

личный архив Н. Балацкой

– Долго ли находились в листе ожидания? Знаете ли что-нибудь о доноре пересаженной почки?

– В листе ожидания была 2 года. О доноре ничего не знаю, для нас эта информация закрыта.

– Как прошла операция, период реабилитации? Что изменилось в вашей жизни после операции?

– Операция прошла отлично, период реабилитации прошёл для меня безболезненно. Год я строго следила за диетой, не появлялась в общественных местах – в общем, берегла себя как зеницу ока.

Затем потихоньку стала возвращаться в свой ритм жизни. Стала путешествовать, поступила в НГПУ на специальность «психолог» – за время болезни пошатнулись мои взгляды на жизнь, поменялись ценности. 

– Сколько времени вы жили с пересаженной почкой? По каким причинам произошёл сбой? В этот период пришлось вернуться на диализ?

– На четвёртый год после операции я поехала отдыхать на Байкал (не купаться!). В жару мы ехали с открытыми окнами и меня всё-таки продуло. Поднялась высокая температура. Вместо того, чтобы связаться со своими врачами, я сходила к местному терапевту, который прописал мне антибиотики, и это добило мою почку.

В Новосибирск я приехала уже с больной почкой. Наши нефрологи, мой врач Елена Валерьевна Галкина ещё два года боролась за мою почку. Но увы…. Я вернулась на гемодиализ. Это был очень сильный стресс!

личный архив Н. Балацкой

– Как приняли решение о повторной пересадке? Поддерживали ли вас в вашем решении врачи, близкие люди?

– Как только я вернулась на гемодиализ, первый вопрос мой был – можно ли второй раз пойти на трансплантацию? Я вновь попала к Александру Юрьевичу! Я хотела и боялась одновременно. Врачи хорошо меня знали и разговаривали со мной – и опять про мои выгоды, мои риски.

Я очень благодарна нашим врачам! Низкий поклон врачам отделений: трансплантации, нефрологии, гемодиализа. Все очень хорошо поддерживали, я повторюсь – ВСЕ врачи! Даже те, кто меня не вёл. Была колоссальная поддержка, и психологическая, в том числе.

Я везучий человек: я родилась в хорошей, тёплой, дружной семье – спасибо моим родителям. У меня два брата – это мои два крыла, без которых я никогда не взлетела бы. Мой сын –это мой мотиватор! Благодаря ему я выжила и сейчас расту, развиваюсь, познаю мир.

Мне повезло с друзьями. Я благодарна, что они меня не жалели, а любили и были со мной всегда. Даже если я начинала хандрить. 

личный архив Н. Балацкой

– Вы два раза решились на сложную операцию. Оно того стоило? Какие плюсы пересадки по сравнению с диализом стали решающими?

– Качество жизни лучше, для меня на все 100%! Свобода! Физическое состояние, психологическое! Возможностей больше! Я живу полноценной жизнью – обычный здоровый человек.

– Какой образ жизни ведёте сейчас, чем занимаетесь, какие планы на будущее?

– На сегодняшний день окончила НГПУ по специальности «педагог-психолог» и НГМУ по специальности «клинический психолог».

Работаю психологом в отделении паллиативной помощи ГБУЗ НСО «НРБ№1», принимаю как частный психолог, иногда читаю лекции студентам.

Сдала на вождение, у меня машина, иногда путешествуем на автомобилях с друзьями. Два-три раза в год путешествую по стране, иногда – за рубежом. Придерживаюсь определённой диеты, занимаюсь спортом, хожу в тренажёрный зал, бассейн, танцы, летом – велосипед. Даст Бог, скоро защита кандидатской. Ни в чём себя не ущемляю. Люблю ЖИТЬ и ЖИВУ! В этом году мне будет 50. 5:0 в мою пользу))) 

личный архив Н. Балацкой

* гемодиализ – это процедура очищения крови пациента с помощью специального аппарата («искусственной почки»). Процедура занимает, в среднем, 4 часа и проводится в специализированных диализных центрах, которые пациенты посещают несколько раз в неделю. 

Ранее главный трансплантолог Минздрава НСО, заведующий отделением по пересадке органов Новосибирской областной больницы Александр Юрьевич Быков рассказал порталу Sibmeda о сложностях и достижениях трансплантологии в Новосибирской области.


Автор статьи: Елена Заиграева

Рейтинг:
11 оценок

« Вернуться к списку

Оценить материал

Комментарии 0
Подписаться на комментарии
Добавить комментарий