18+

Елена Заиграева

5

Организатор первого частного психиатрического стационара в Новосибирске рассказал об особенностях проекта

Михаил Наров: «Неожиданно у нас получилась "ложка к обеду"»

Организатор первого частного психиатрического стационара в Новосибирске рассказал об особенностях проекта
Источник изображения: Ментал

Рынок коммерческой медицины в Новосибирске представлен широким спектром услуг – от поликлинической до высокотехнологичной медицинской помощи. На первый взгляд, кажется, что практически все востребованные ниши уже заняты. Однако около года назад в нашем городе заработал совершенно уникальный для региона проект – частный психиатрический стационар «Ментал».

Его основателем стал Михаил Наров — психиатр, судебный эксперт, доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии, наркологии, психотерапии и клинической психологии НГМУ, основатель центра душевного здоровья «Ментал», органичной частью которого и стал психиатрический стационар. О том, почему было принято такое решение, какие первые результаты уже видно и как планируется развивать это направление, Михаил Юрьевич рассказал Sibmeda.ru.

Михаил Юрьевич, как было принято решение организовать стационар?

— Дело в том, что у нас специализированная психиатрическая медицинская организация. Она была создана в 2012-м году, когда я пришёл на кафедру психиатрии НГМУ. Тогда, 10 лет назад, я обратил внимание на то, что в городе отсутствуют клиники, где можно получить частную психиатрическую помощь с особым индивидуальным отношением. Сначала у нас были планы об оказании только амбулаторной психиатрической помощи, но постепенно наша деятельность расширялась. Мы хотели сделать цивилизованную площадку для получения гражданами анонимной квалифицированной помощи по всем вопросам душевного здоровья.

Мы постепенно развивали консультационную деятельность, в ходе этой работы находили новые направления и всегда пытались внести что-то инновационное. Например, в последние годы стала актуальна телемедицина – в нашем случае телепсихиатрия, а у психологов – телепсихология. И в части консультаций мы практически сразу контактировали с нашими пациентами онлайн, понимая, что многим так удобнее. Это было основное направление, с которого мы начали.

Ранее эксперт рассказал, чем отличается психиатр от психолога.

Современные технологии находят своё применение и в других направлениях психиатрии. Нам стало понятно, что наша работа может вестись с использованием видеопротоколов, например, это очень актуально для такой работы как психиатрическое освидетельствование перед сделкой, чем мы тоже давно занимаемся. Мы стали записывать на видеорегистратор, сохранять запись для судов на будущее. И даже человека уже нет на свете, а видеозапись о его состоянии остаётся. И даже в «святая святых» психиатрии – судебно-психиатрической экспертизе мы (кстати, впервые в России), внедрили дистанционные осмотры, что позволило судам получать информацию о психике и поведении участников отправления правосудия вне зависимости от места их нахождения.

Но, всё-таки символ психиатрии – психиатрическая больница. Это и из истории, литературы, из всего понимания нашей специальности следует. И мы посчитали, что пора предоставить жителям нашего города с психическими расстройствами возможность лечиться в комфортных условиях частного стационара.

При этом мировая тенденция в психиатрии сейчас – отход от стационарного лечения в сторону амбулаторного. Как можете это прокомментировать?

— Это признак цивилизации, принятия психически больных людей в обществе. Но я вам должен сказать, что во многом это просто разговоры, направленные на публику. В действительности, есть тяжёлые психические расстройства, при которых внебольнично лечить невозможно. Именно поэтому в психиатрии, в отличие от других специальностей, в дополнение к основному медицинскому закону «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», есть специальный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании», причём он был принят еще в 1992 году, 30 лет тому назад. Это один из первых российских законов, обеспечивающих демократические основы существования общества, во избежание карательного применения психиатрии.

Так вот, необходимость такого двойного правового регулирования связана с тем, что психически больной человек в остром психотическом состоянии не может отвечать за свои поступки, адекватно воспринимать окружающую действительность, и иногда лечение к нему нужно применять вопреки его воле. И чаще всего пациенты с такими заболеваниями нуждаются в лечении в условиях психиатрического стационара.

Ментал

Получается, в Новосибирске до открытия вашего стационара у таких пациентов не было альтернативы?

– Областная психиатрическая больница обеспечивает бесплатное лечение для всех, кто обращается, вне зависимости, есть ли у человека паспорт, прописка, гражданство РФ – они обязаны лечить всех и, естественно, на равных условиях. Наши коллеги – врачи высокого класса – там делают всё, что могут, для того, чтобы лечить пациентов, и очень многих они просто спасают – это не преувеличение.

Мы с государственной психиатрической больницей не конкуренты, мы – партнёры и с уважением относимся друг к другу. В психиатрии у граждан должна быть гарантированная государством возможность получения бесплатной медицинской помощи, а платные услуги, по моему мнению, должны оказывать частные организации.

Есть категория пациентов, которые желают находиться в условиях выше среднего. Однако до открытия нашего стационара в Новосибирске не было возможности выбора – только государственная психиатрическая больница, где условия одинаковы для всех.

Ментал

И, проанализировав ситуацию, посоветовавшись с коллегами, мы, понимая ответственность, сложность и значительность для нас капиталовложений, всё-таки реализовали свой проект. Идею мы вынашивали несколько лет, работу начали в прошлом году, а запуск стационара состоялся в январе этого года.

Стационар мы развернули в Академгородке в здании одного из научно-исследовательских институтов. И у нас там развёрнут стационар на 30 коек для лечения пациентов с наиболее тяжёлыми острыми и хроническими психическими расстройствами.

Это не супервыгодный экономически проект, очень трудозатратный, ответственный, но очень интересный. Я ведь сам психиатр, лечу людей и, помимо экономических соображений, мне ещё интересно сделать это важное для города дело.

Мне, как специалисту и руководителю, хотелось бы иметь некий полноценный центр душевного здоровья, где человек мог бы получить любую психиатрическую помощь на современном уровне – амбулаторную, стационарную, судебную. И, сделав это, я свою миссию буду считать выполненной в этом направлении.

Как организована работа стационара? Какие есть отличия, по сравнению с общедоступной помощью?

– Мы берём пациентов с любым психическим расстройством. Вообще в российской психиатрии, да и в мировой тоже, принято отделения делить по назначениям. Одни – для тех, кто впервые заболел, другие – для тех, кто давно болеет, по гендерному признаку – мужские и женские и т.п. У нас количество коек ограничено, поэтому мы приняли современное решение – у нас отделение смешанное (это разрешается). С учётом того, что палаты все двухместные высокой комфортности, каждая из них имеет туалет и душ, мы можем варьировать – делать женские и мужские палаты, одиночные, а также по заболеваниям разделять тех, кто ближе по типу друг к другу. Поэтому здесь никакой проблемы нет. 

Ментал

На 30 пациентов выходят в смену 10 медработников разного уровня – это психиатры, психологи, медсёстры, санитары, даже специалист по фитнесу – людям же скучно лежать, им хочется как-то развлечься. Жизнь же продолжается в психиатрическом стационаре, особенно, когда состояние стабилизируется.

Для таких пациентов крайне важны вопросы не только комфорта, но и безопасности. Как они решены?

– Мы тоже серьёзно подошли к этому, изучили мировой опыт, побывали у зарубежных коллег. Прежде всего, мы отказались от решёток (тем более, пожарные против подобного рода мер) и забронировали окна по банковскому классу защиты, установили круглосуточное видеонаблюдение во всех палатах, датчики движения в санузлах. Наиболее сложные пациенты находятся в особых наблюдательных палатах, где рядом постоянно присутствует медицинский работник с целью наблюдения и обеспечения их безопасности.

Ментал

Какие методы лечения психических расстройств сегодня доступны для пациентов?

– Методы лечения психических расстройств немного отличаются от телесной медицины, в психиатрии есть три группы методов.

Первая группа – это психофармакология, то есть медицинские препараты. Мы используем современные препараты для лечения пациентов с психическими расстройствами. Если надо, под пациента даже покупаем индивидуально, если наш психофармаколог говорит, что надо именно этот препарат, а у нас в аптеке его по каким-то причинам нет.

Второе – это психотерапия, то есть метод лечения психических расстройств путём профессионального собеседования. Есть даже специальная разновидность психиатра – психотерапевт. Обычно психотерапия используется в сочетании с психофармакологией, хотя есть отдельные психические расстройства, которые лечатся исключительно психотерапевтическими методами. Например, есть соматоформные расстройства – это крайне неприятная разновидность невроза, когда физически здоровый человек испытывает боли, причин для которых в действительности нет. Лечатся такие пациенты только психотерапевтическими методами, что подтверждает их эффективность и незаменимость. Но это только два метода лечения, есть ещё биологические методы лечения.

Что они собой представляют?

– Актуальных на сегодня биологических методов лечения два – электросудорожная терапия и транскраниальная магнитная стимуляция. Электросудорожная терапия – это метод, который представляет собой аппаратное воздействие на головной мозг человека электрическим током с целью вызова управляемой судорожной активности. Проводится во сне под наркозом с использованием миорелаксантов, и, выражаясь грубо, приводит к некой «перезагрузке» межнейронных связей и ослаблению или исключению симптомов психического заболевания без применения психофармакологии либо с поддерживающим применением лекарств и психотерапии. Заболеванием выбора для электросудорожной терапии является депрессивный синдром – то есть все психические расстройства, связанные с пониженным настроением.

Важно понимать, что в психиатрии, как и в любой медицинской специальности, часть заболеваний относится к категории смертельно опасных, от которых люди умирают – и в их число входит депрессивный синдром.

Традиционно таких пациентов лечат антидепрессантами, но есть депрессивный синдром, который резистентен к антидепрессантам, и тогда методом выбора является электросудорожная терапия.

Мы имеем на сегодняшний день аппарат электросудорожной терапии и желание развернуть буквально до нового года этот метод на площадке нашего стационара. Таким образом, мы замкнём полный цикл по лечению наших пациентов и сможем предложить им все виды психиатрической помощи.

Много ли в России частных психиатрических стационаров?

– Мы знакомились с практикой работы, прежде чем открыться. В Москве и Питере, конечно, есть, потому что мегаполисы по обращаемости относительно психического здоровья всегда опережают провинцию. За Уралом – я не слышал.

Есть ли у вас пациенты из других регионов, из-за рубежа?

– Да, к нам обращаются из других городов и стран. Так, сейчас один пациент проходит лечение из США. Были пациенты из Германии, Израиля и других стран. Специфика психиатрии состоит в том, что наша специальность – на языке. Как говорят классики – вся психиатрия по большому счёту сводится к тому, что два человека сидят и разговаривают. Поэтому сложно получить русскоговорящему человеку помощь, например, англоговорящего психиатра. Ну, какой общий язык, какой комплаенс (есть такое у нас понятие взаимного удовлетворения врача и пациента от лечебного процесса) может быть установлен между носителями разных языков и разных менталитетов? Это всё очень сложно. И поэтому все разъехавшиеся по миру россияне стремятся получить помощь на родном русском языке.

Сейчас в медицине наблюдается проблема со специалистами. Как удалось решить кадровый вопрос?

– Прежде всего, должен сказать, что с самого начала работы мы являемся клинической базой кафедры психиатрии, с учётом того, что я и ещё несколько врачей являются сотрудниками этой кафедры, мы проводим обучение клинических ординаторов. К нам поступают ребята – будущие психиатры, среди них есть очень талантливые и перспективные.

И одна из наших функций – это создание рабочих мест для психиатров, психологов, медработников среднего звена, которые должны получать удовлетворение от своей работы, что неразрывно связано с размерами её оплаты. Мы стараемся обеспечить достойный уровень дохода, чтобы о домашних делах наши сотрудники на работе не думали.

Ментал

Как оцениваете первые итоги после почти года работы стационара?

– Находясь сейчас уже в конце одиннадцатого месяца работы, могу сказать, что у нас этот эксперимент удался, госпитализации расписаны вперёд – это плановые, а ещё идут экстренные госпитализации. Мы стараемся никому не отказывать.

Какие видите перспективы работы?

– Сейчас обращаемость к психиатрам выросла, особенно в связи с ковид-инфекцией, другими общественно-политическими событиями – люди находятся в состоянии хронического стресса, тревоги и депрессии. И они много обращаются за психиатрической и психологической помощью, чаще развиваются тяжёлые психиатрические состояния, требующие госпитализации. Поэтому неожиданно у нас получилась «ложка к обеду». Уверен, что наше дело будет развиваться в направлении качества оказания услуг нашим пациентам, которое можно повышать бесконечно.


Оценить материал

Вернуться ко всем статьям

Комментарии 0
Подписаться на комментарии
Добавить комментарий
Читайте также