Ваш город:
18+

Марина Кучеренко

8

Хеликобактер пилори: лечить или не лечить?

Последние научные факты о Хеликобактер пилори и современные подходы к лечению

Хеликобактер пилори: лечить или не лечить?
Источник изображения: Сибмеда

Helicobacter pylori – самая популярная бактерия в мире не только потому, что имеет очень большую распространённость, но и потому, что отношение к ней у пациентов складывается неоднозначное. Многие люди до сих пор задаются вопросом:так ли она вредна для организма и стоит ли от неё избавляться?

За ответами на эти вопросы мы обратились к Елене Мигуськиной, к.м.н., заслуженному врачу РФ, врачу-гастроэнтерологу, заведующей гастроэнтерологическим отделением ГНОКБ.

ГНОКБ

– Елена Ивановна, в конце прошлого столетия вокруг Хеликобактер пилори случился настоящий «бум».

– На самом деле, говорить о наличии патогенной флоры в желудке начали гораздо раньше – ещё в 1875 году в слизистой оболочке желудка была обнаружена спиралевидная бактерия. Просто тогда никто не стал задумываться, откуда она и что с ней делать.

В 1893 году её повторно выявили итальянцы – но, опять же, не дали «ход делу». Дальше, в 1899 году, польский профессор Яворский занялся её изучением, и предположил даже возможную этиологическую роль этого микроорганизма в патогенезе заболеваний желудка.

А уже ближе к концу 20 века, в 1979 году, австралийскийпатолог Робин Уоррен открыл её вновь, и вместе со своим коллегой Барри Маршаллом занялся исследованиями. Именно этим учёным удалось впервые доказать, что большинство заболеваний желудка – язва, гастрит, рак – связаны с этой бактерией.

Хеликобактер пилори на сегодняшний день является самой распространённой и самой изучаемой бактерией в мире.


– Удаётся ли медикам прийти к единому мнению по поводу выявления этой бактерии и тактики лечения?

– Есть такое профессиональное сообщество – «Маастрихтский консенсус».Ведущие гастроэнтерологи со всего мира собираются в голландском городе Маастрихт для обсуждения ситуации с Хеликобактер пилори.

Впервые врачи собрались в 1996 году, и результатом их встречи стал «Маастрихт-1» – соглашение, в котором были изложены подходы к лечению и выбору терапии. Потом был второй, третий, четвёртый «маастрихты», а сегодня врачи-гастроэнтерологи всех стран живут по «Маастрихту-5», в котором прописаны алгоритмы лечения заболевания на сегодняшний день. Принципиально подходы к терапии за эти годы не изменились, но отличия в соглашениях всё же есть.

– Учитывая, что изучение бактерии ведётся на таком глобальном уровне, можно говорить о её большой распространённости?

– Три миллиарда жителей планеты заражены этой «злобной» бактерией. В развитых странах инфицировано до 30% населения, в развивающихся – до 100% жителей.Инфицирование происходит в раннем возрасте, и есть данные, что к 25 годам до 75% населения может страдать этим заболеванием.

Хеликобактер пилори хорошо приспосабливается к агрессивной кислой среде желудка, поэтому долго живёт. Её длительное пребывание способно вызвать ряд изменений слизистой – возникает атрофия, которая со временем может перейти в рак.

– Если то, что Хеликобактер пилори может вести к гастритам, язве и раку – не миф, значит, искать и лечить её нужно обязательно?

– Нам нужно остановить ситуацию, связанную с прогрессированием хеликобактерной инфекции. «Маастрихт – 4» называл чёткие показания для обязательного лечения Хеликобактер пилори: язвенная болезнь, лимфома, атрофический гастрит, состояние после резекции желудка по поводу рака. Также родственники пациентов, прооперированных по поводу рака, обязательно должны были пройти терапию. Остальным, как следовало из четвёртого соглашения, лечение проводили по желанию.

«Маастрихт–5» делает важное заключение. Гастрит, вызываемый хеликобактерной инфекцией – это инфекционное заболевание. И люди, у которых выявляется Хеликобактер пилори, являются резервуаром инфекции.

Хеликобактер пилори вызывает хроническую инфекцию по аналогии с симптомным сифилисом или туберкулёзом. И исход может быть непредсказуем. Может всё будет благополучно, а может быть прогрессирование заболевания и осложнение в виде рака.

При этом, отсутствие клинических проявлений – когда человек ни на что не жалуется, не считается признаком отсутствия риска развития осложнений. Поэтому «Маастрихт-5» говорит однозначно: нужно лечить всех, у кого вывили.

ru.freepik.com

– Как выявляется заболевание, если оно может протекать бессимптомно?

– Как следует из пятого соглашения, Хеликобактер пилори должна выявляться двумя способами. Наиболее комфортен для пациентов дыхательный тест, который позволяет сразу получить достоверный результат. Либо проводится исследование в биоптате – гистологический анализ после проведения эндоскопического исследования.

«Симптомы тревоги» нужно искать, прежде всего, у людей в возрасте от 40-50 лет. При наличии лихорадки, немотивированного снижения веса, рвоты, признаков кровотечения, изменения в анализе крови – следует также обратиться к врачу.

Анализ на Хеликобактер пилори необходим людям, принимающим аспирин. Известно, что приём этого препарата на фоне хеликобактерной инфекции увеличивает риск язвенных кровотечений. Если бактерия обнаружена, её нужно пролечить перед применением аспирина.

– Как «Маастрихт–5» рекомендует лечить пациентов? Есть ли изменения в терапии?

– Раньше мы лечили так: ингибиторы протонной помпы плюс два антибиотика. И длительность лечения была 7 дней.

Сегодня ингибиторы и два антибиотика остаются, но есть ещё так называемая терапия второй линии. Мы добавляем квадротерапию – препараты висмута. Например, «Де-нол», который является хорошим цитопротектором для защиты и восстановления слизистой. И срок лечения увеличивается до 14 дней.

Эрадикационная терапия сегодня: ингибиторы протонной помпы плюс два антибиотика, плюс препарат висмута сроком на 14 дней.

– С чем связаны такие, хоть и незначительные, изменения?

– Есть констатация роста резистентности бактерии к антибиотикам. К сожалению, мы используем антибиотики довольно часто – в том числе, при состояниях, с которыми можно было бы справится и без них. Горло заболело, ухо «стрельнуло» – сразу антибиотик, причём широко спектра действия, чтоб наверняка. Бесконтрольный приём антибиотиков привёл к тому, что бактерии мутируют и становятся нечувствительными к препаратам.

Поэтому разработан новый алгоритм эрадикационной терапии – квадротерапия с висмутом на 14 дней. Сегодня врачи учитывают резистентность не только к кларитромицину, но и к метронидазолу. Наш регион, к счастью,считается благополучным в этом отношении. Несколько лет назад проводилось исследование, которое определило, что резистентность к кларитромицину у нас составляет 6%. А по России в среднем – до 35% и выше. Поэтому мы ещё можем использовать макролиды – кларитромицин.

pixabay.com

– Есть ли альтернатива приёму антибиотиков, от которых погибают не только «плохие» бактерии, но и «хорошие»?

– На сегодняшний день единственный «стандарт» лечения – «Маастрихт– 5». При этом, исследования ведутся постоянно. Ведь антибиотики подходят не всем: у кого-то есть ограничения по их приёму, кто-то просто категорически отказывается их пить. Нельзя не учитывать и их возросшую резистентность: из-за этого препараты назначаются всё более сильные, а срок лечения всё больше увеличивается. По идее, когда-то это достигнет предела.

На рынке уже появились препараты, которые не являются антибактериальными. Они увеличивают число «хороших» бактерий, за счёт чего «плохие» начинают сокращаться. То есть, они борются с бактериями путём вытеснения патогенной флоры и «заселения» «хорошего» микроба.

– Как можно оценить эффективность лечения?

– После лечения проводится контроль. Здесь такой важный нюанс: не нужно, закончив курс, сразу бежать на исследования. Должен пройти минимум месяц с конца терапии, чтобы оценить её эффективность. Сделать это можно с помощью дыхательного теста. 


Оценить материал

Вернуться ко всем статьям

Комментарии 0
Подписаться на комментарии
Добавить комментарий
Читайте также