18+

Елена Заиграева

4

Врач-ревматолог Любовь Уколова: «Я пациентам смотрю в глаза»

Что изменилось в ревматологии за полвека и чего не хватает современной медицине?

Врач-ревматолог Любовь Уколова: «Я пациентам смотрю в глаза»
Источник изображения: Сибмеда

Любови Анатольевне Уколовой прочили карьеру музыканта, однако она всегда знала, что будет только врачом. В 1973 году после окончания медицинского института пришла на работу в Областную больницу, и с тех пор – без малого 50 лет – здесь и трудится. Сегодня здесь успешно работает её «детище» – ревматологическое отделение, которое она до сих пор курирует. Это единственное в Новосибирской области отделение ревматологии, созданное на базе регионального бюджетного медицинского учреждения.

О том, как сложился путь в медицине, почему «не прельстили» многочисленные предложения от частной медицины и чем отличается «врач» от «специалиста», Любовь Анатольевна рассказала в эксклюзивном интервью порталу Sibmeda.

Любовь Анатольевна Уколова – врач-терапевт, кардиолог, ревматолог, кандидат медицинских наук, доцент кафедры внутренних болезней лечебного факультета НГМУ, куратор ревматологического отделения Новосибирской областной больницы.

Не музыкант, а врач

Любовь Уколова училась в двух школах – обычной и музыкальной, хотя всегда знала, что будет врачом. Такой характер – относиться к любому делу, за которое берётся, с полной отдачей. «Как-то учительница в музыкальной школе написала в дневнике: «Люба занимается ниже своих возможностей». Мама увидела – спросила: «А что, ты не можешь лучше?». «А что, надо?»… Вот слово «надо» было главное. Надо учиться. Так я на «отлично» окончила музыкальную школу, хотя не планировала быть музыкантом. Уже из музыкального училища присматривали лучших, я ночи не спала – как сказать, что никогда не буду музыкантом? Я врачом хочу быть. Правда, во время любой прививки я в обмороке. Точно знала, что хирургом не буду, а диагнозы ставить, лечить буду», – вспоминает Любовь Анатольевна.

Наверное, так и реализуется настоящее призвание. Ведь в семье никого из медиков не было: папа – инженер-энергетик, мама – педагог. Так, можно сказать, вопреки всем внешним обстоятельствам, доктор Уколова начала свой путь в медицину.

ГНОКБ

«Патологическая ответственность – быть врачом»

«Не разделяла никогда предметы на нужные и ненужные – надо значит надо. Думала – а как лечить буду? До сих пор боюсь – вдруг диагноз неправильный, проверяю себя. Это же человек! “Патологическая” ответственность – быть врачом», – делится собеседница.

Обычно в 7 утра – уже на работе. С благодарностью вспоминает своих старших коллег, которые помогали, делились опытом. «Никого не научишь, если человек сам не учится. Так у меня было, у кого учиться. Я такою стала, потому что за ними ходила, училась», – вспоминает она.

Девять лет Любовь Анатольевна проработала врачом-кардиологом в областной клинической больнице, а затем академик Лидия Дмитриевна Сидорова пригласила на кафедру – заняться научной работой. «Я сначала не соглашалась, мне лечебная работа нравилась, я и сейчас от неё не устаю. Там удивлены были», – продолжает рассказ доктор Уколова. Но слово «надо» победило, хотя и пациенты остались, и ночные дежурства: «Всегда дежурили. Работник кафедры должен быть на голову выше врача. Как я могу преподавать кардиологию, если «у станка» не работаю?».

Кардиология так и осталась навсегда важной частью профессиональных интересов: 20 лет Любовь Анатольевна совмещала как кардиолог работу в отделении патологии беременных, а затем в онкодиспансере. Однако неожиданно появилось и новое направление, которое требовалось поднимать, – это ревматология.

Новое дело

«Майя Феофановна Валентик – талантливая, одарённая женщина, доцент кафедры, предложила заняться ревматологией. Сказала: «Давай, Люба, занимайся». Сказали «надо» – значит надо! Все разделы интересные, когда начинаешь разбираться. Так что я параллельно и по кардиологии работала, и по ревматологии», – вспоминает Любовь Анатольевна.

Доктор Уколова со свойственным ей профессиональным перфекционизмом погрузилась в новое дело, наладила сотрудничество с Институтом ревматологии, начала просветительскую работу. А после назначения главным специалистом – задумалась об организации для жителей области специализированного ревматологического отделения.

«И вот я два с лишним года постоянно ходила к главному врачу на приём, тогда был Владимир Валентинович Степанов. Благодаря ему отделение и было всё-таки организовано. В направлениях работы отделения мы ориентировались на Институт ревматологии. Взяли их методику интенсивной терапии ревматоидного артрита. Ревматоидный артрит – одна из важных нозологий в ревматологии, это модель хронического воспаления. Болезнь имеет прогрессирующее течение и требует постоянного лечения. Мы занялись этим, и результаты у нас были нисколько не хуже, чем в Институте ревматологии», – рассказывает собеседница.

Ревматологическое отделение функционирует уже 20 лет, и до сих пор оно – единственное в областном бюджетном здравоохранении. В среднем, на ревматологических пациентов приходится около 20 коек. Помимо работы в стационаре, ведется консультативный прием в областной поликлинике, создан регистр пациентов, проводятся телеконсультации. Не случайно отделение было организовано на базе многопрофильной клиники – это многократно повышает эффективность помощи ревматологическим пациентам, так как есть возможность провести дифференциальную диагностику, а при необходимости обратиться за помощью к врачам других специальностей.

Сибмеда

Ревматология – 50 лет назад и сегодня

Сегодня даже не верится, что отечественной ревматологии чуть больше 70-ти лет – меньше, чем Областной больнице, которая два года назад отметила 80-летие.

«Ревматология началась с ревматизма, и сначала был Институт ревматизма – его возглавлял академик Анатолий Иннокентьевич Нестеров. Затем расширился круг заболеваний, которые начали изучать, и появился Институт ревматологии. Сейчас разработаны клинические рекомендации, а раньше лечение подбиралось эмпирическим путём – попробуем это, попробуем то. Многие методы ушли в историю – например, препараты золота когда-то применяли. Лекарственная терапия сегодня достигла определённого уровня, поэтому стали возможны длительные ремиссии», – рассказывает Любовь Анатольевна.

Одним из главных успехов в развитии ревматологии стала доступность генно-инженерных препаратов. Их применение позволяет существенно улучшить качество жизни пациентов. И если раньше все эти препараты были импортными, то сейчас их производство налаживается в России.

За последние годы изменились подходы к диагностике и лечению ревматологических заболеваний. В России разработаны методические рекомендации, чётко регламентирующие назначение препаратов. «Сейчас самое главное – это ранняя диагностика: важно не упустить «окно возможностей», то есть назначить лечение вовремя, а не тогда, когда необратимые изменения в суставах и органах уже произошли», – отмечает доктор.

«Точки роста» в ревматологии

Для того чтобы диагноз был поставлен вовремя, разработана маршрутизация пациентов. Однако здесь многое зависит от участкового терапевта. «Наша задача – обучить терапевтов. Нужно, чтобы между терапевтами и ревматологами была преемственность, чтобы они не держали этих больных по пять лет, а как можно раньше отправляли к нам. Тогда и те препараты, которые имеют давнюю историю, будут эффективны», – делится Любовь Анатольевна.

К сожалению, часто бывает, что пациенты обращаются в свою поликлинику, не получают адекватной помощи и перестают ходить, тем самым запуская болезнь. Средний срок верификации диагноза, по анализу доктора Уколовой, составляет 2,5 года – это много, желательно направлять таких пациентов к специалисту в течение 6 – 12 месяцев от появления симптомов.

Ещё одна проблема – это психотерапевтическая помощь для ревматологических пациентов. Занимаясь много лет научной работой, доктор Уколова хорошо изучила влияние психосоматики на течение заболевания и наблюдала, как, например, через аутотренинг можно даже сократить потребность в препаратах – прежде всего, анальгетиках.

«Мы в контакте с Институтом ревматологии, Обществом ревматологов применяем современные методы терапии ревматических заболеваний, но наша беда – психотерапевты. Надо работать с пациентом, снижать тревожность, а врач-ревматолог это не успевает. Люди разные, есть мнительные, разве характер не влияет на течение болезни? Один с болезнью дружит, а другой воюет, люди разные по своему психологическому типу и по тому, как отвечают на болезнь. Здесь нужна коррекция со стороны психотерапевта, позитивный настрой важен для исхода заболевания», – считает Любовь Анатольевна.

ГНОКБ

«Лечить больного, а не болезнь»

Главная заповедь любого врача – это лечить больного, а не болезнь, напоминает доктор Уколова. 

«Есть специалист, а есть врач. Для меня главное – чтобы был врач, а потом уже специалист. И вот не каждого можно врачом назвать. Врач лечит больного, а не конкретную болезнь. Если ты умеешь лечить болезнь у больного, не забываешь, что он больной человек – вот тогда ты врач. На сегодняшний день, я считаю, что это главная проблема. Специалистов много, врачей – меньше», – делится Любовь Анатольевна.

И вторая заповедь – не навреди. При работе с пациентом важно учитывать такой фактор как коморбидность, который имеет влияние на течение и сопутствующих заболеваний.

«Я, когда анамнез собираю, всегда стараюсь в человеке разобраться. Как он живёт, где работает, как питается, какая у него физическая нагрузка? Один ходит каждый день за три километра на работу, а другой тяжелее ложки ничего в руках не держит…», – рассказывает врач.

Такое отношение к пациентам Любовь Анатольевна старается привить студентам, которых обучает уже более 40 лет. А ещё без чего невозможно стать врачом – так это без труда. «Без труда ничего не получается в жизни», – уверена она. Уколова старается воспитать настоящих врачей – недаром последние 15 лет её студенты занимают первые места на Российской научно-практической конференции «Авиценна».

«До упаду работать нельзя»

Сегодня много говорится об эмоциональном выгорании врачей, поэтому в конце интервью мы хотели получить какой-то универсальный рецепт профессионального долголетия в медицине. Как оказалось, у Любови Анатольевны он очень простой: «Любовь и служение. Любовь к своей профессии, к пациентам. Служение медицине, людям. Но, конечно, я за разумное отношение к себе: нельзя работать до полного изнеможения. До упаду работать нельзя».

Что касается эмоциональной поддержки – то это друзья. «Я умею дружить. У меня есть друзья, с которыми мы вместе по 40 – 50 лет. Мы друг друга и воспитываем, и поддерживаем, мы вместе в горе и радости – это очень важно», – уверена доктор Уколова.


Оценить материал

Вернуться ко всем статьям

Комментарии 1
Подписаться на комментарии
Феликс
Я так и не понял из текста почему этого доктора «не прельстили» многочисленные предложения от частной медицины? Потому что она врач, а не специалист?  
Добавить комментарий
Читайте также